В сердце изображения! Лучшее о фотографии. (nikonofficial) wrote,
В сердце изображения! Лучшее о фотографии.
nikonofficial

Categories:

Интервью. Екатерина Медведева

Дорогие друзья, мы рады представить вашему вниманию интервью с Екатериной Медведевой - известной украинской спелеологом-исследователем, чемпионкой мира по спелеотехнике, инструктором-спасателем, убеждённой путешественницей, фотографом.



- Катя! Вы первая женщина в мире, побывавшая на «подземном Эвересте» - рекордной глубине - более двух километров. Как долго вы шли к этому результату?

- В сентябре этого года исполнилось ровно полжизни, как я исследую подземный мир. Четырнадцать лет назад я пришла в спелеологический кружок при Центральном дворце пионеров города Киева к замечательному педагогу Крапивниковой Тамаре Ивановне. После было участие во множестве экспедиций, как в Украине, так и в ряде других стран, в различных семинарах - сначала в качестве слушателя, а затем в качестве инструктора, и, наконец, руководство своими проектами. Так что быстрым и лёгким мой путь в глубину отнюдь не был.




- А что это за пещера - Крубера - Воронья, где она? Вы специалист по длинным или по глубоким пещерам? Сколько их всего на вашем счету? Какие из них более фотогеничны? Как давно идёт гонка за «подземным Эверестом»?

- В 1956 году французскими спелеологами в пропасти Берже была достигнута глубина 1122 м, что сделало её первой километровой пещерой в истории мировой спелеологии. Сейчас километровых пещер в мире насчитывается около семи десятков, а вот двухкилометровая всего одна - Крубера - Воронья. В 2001 году команде Украинской спелеологической ассоциации удалось опуститься до отметки 1710м. Тем самым впервые рекорд глубины был перенесён из центральной Европы на Западный Кавказ - пещера находится на территории Абхазии в горном массиве Арабика. Сейчас её глубина составляет 2191м, последние 45 метров глубины - под водой. Единственный человек, побывавший на этой отметке, - ведущий подводник украинской спелеологии, президент УСА, Геннадий Самохин. Кстати, длина Крубера-Вороньей тоже не маленькая - более 13 км.



Что же касается меня, то в настоящее время больше всего меня интересуют именно глубокие пещеры. А раньше, как и большинству киевских спелеологов старшего поколения, мне пришлось долго заниматься исследованиями в так называемых «гипсовых гигантах» - огромных лабиринтовых пещерах Западной Украины. Самая протяженная среди них - Оптимистическая (около 220 км), первая в мире по длине пещер в гипсах и вторая в общем зачёте после американской пещерной системы Мамонтова-Флинт-Ридж (более 500 км).

Особенность пещерной статистики, в отличие от альпинистской, в том, что она постоянно меняется, как правило, растёт. В этой магии цифр - одна из главных прелестей спелеологии. У каждого исследователя есть шанс найти новую пещеру или разыскать непройденные участки в уже известной...

В детстве в одной из книжек известного французского спелеолога Норбера Кастере я прочитала, что он составлял список пройденных пещер. Я тоже попыталась - на сотне бросила. Количество пещер для меня - не главное. Важны усилия, затраченные мной, и полученные результаты. Открыть неизвестное ранее, пройти неведомыми ходами. Не всегда вглубь - можно и в бок и вверх, это тоже невероятно интересно. Именно первопрохождения - цель исследования пещер.



Что же касается фотогеничности, то это вопрос с подвохом. Невозможно однозначно определить, что же является в пещере красивым. Человек непосвящённый, наверное, сразу представляет сталактиты-сталагмиты. А ведь ещё бывают изумительные кристаллы, залы огромных объёмов, прекрасные озёра...

Вот только глубокие пещеры редко бывают богаты натечными формами (хотя случаются исключения). Я же, говоря о «красоте» в пещере, представляю каскады глубоких колодцев с водопадами пенящейся воды. Шум, брызги, ветер. Светлые блестящие стены, тоненькая верёвочка, уходящая в бездну, фигурки товарищей в ярких цветных комбинезонах. Красота! Но такой снимок мечты я ещё не сделала...

Снимать в крупных кавказских пещерах с подземными реками - непросто вдвойне! Кстати, не только для фотографа, хотя и ему нелегко. А вот те, кому приходится часами под моим руководством мокнуть под водопадами, работать «героическими силуэтами», те к концу фотосессии обычно синие от холода (температура в глубоких пещерах «альпийского» типа 2-4 °С). Так что, идти в «модели» для спелеологов - одна из самых нелюбимых экспедиционных «разнарядок». Хорошо «ведутся» девчонки - им хочется получить красивые фотки и остаться в истории, а ещё они обычно более терпеливы, аккуратны и послушны. Парни быстро замерзают и начинают мучиться мыслями, что это за глупостями они тут занимаются, когда настоящие герои сейчас где-то там, на передовой...



Из планов - мне очень хочется поснимать в пещерах Мексики, да хорошо бы с мощными источниками постоянного света. Там просто удивительный подземный мир, совсем не похожий на то, к чему мы привыкли. И ещё там, в пещерах - тепло!!!

- Говорят, кодекс чести спелеолога запрещает выносить на поверхность разные артефакты, значит ли это, что в вашей спелеоколлекции - только фотографии?

- В целом - да. Есть только одно исключение - маленький камешек - не кристалл, не натек, просто окатыш гальки полтора сантиметра в диаметре (точно такого же вида, как любой морской), который вынес мне как особый подарок и символ со дна пещеры Крубера-Вороньей в 2001 году Юрий Касьян, руководитель большинства экспедиций в глубочайшую пещеру мира. Именно в том году экспедиции УСА удалось впервые достичь рекордной глубины 1710м, тем самым впервые переместив мировой рекорд глубины из Европы на Западный Кавказ. В этом кусочке известняка я собственноручно просверлила дырочку и долго потом носила на шее как своеобразный оберег. Сейчас одеваю редко, но бережно храню.

- Катя, а почему всё-таки Nikon? Как вы пришли к этой марке? Каким набором техники пользуетесь, о чём мечтаете?

- Nikon случился довольно просто и естественно - когда я поняла, что фотография для меня не просто так, а, возможно, дело всей жизни. Вот тогда и встал вопрос о покупке соответствующей техники. В моём окружении был только один друг-фотограф, с которым я могла это обсудить. И вот этот мой друг, Максим Нестеренко, он прекрасно снимал и снимает на Nikon. Так что у меня практически не было выбора. Хотя Макс мне тогда и говорил: «Ты сходи в магазин, почувствуй, как ложится в руку». «В руку легло» замечательно, несмотря на то, что до этого у меня были фотоаппараты разных марок.



Сейчас у меня Nikon D80 с объективом 18-135, вспышка Nikon SB-800. Объектив выбирался по причине своей универсальности. Таскать в горы, а потом ещё и в пещеры второй, а то и третий объектив я пока не вижу особого резона, а часто и возможности. Ведь в экспедициях я обычно участвую не как фотограф со своими задачами, а как полноценный спелеолог, подчас руководитель, который кроме обязательной части общественного груза таскает ещё килограмм пять фотопринадлежностей и умудряется при этом быть впереди.

Сейчас я стою на пороге покупки Nikon D700 и к нему для начала AF-S NIKKOR 24- 70 со светосилой f/2.8. Прельщают, конечно, преимущества полной матрицы и, в первую очередь, возможность почти безнаказанно снимать при огромных значениях ISO, - сами понимаете, со светом у нас в пещерах не очень, да и вообще, в условиях экстремальной съёмки это серьёзно расширяет возможности. Кстати, фирменная никоновская пыле-влагозащишенность - конечно, тоже не последний для спелеолога аргумент.

Жаль, что всеобщий экономический кризис немножко притормозил меня в самый последний момент. Непонятно, что дальше будет. Вот я и предпочитаю с фотоаппаратом попроще куда-нибудь подальше уехать и снимать, чем с навороченной камерой сидеть дома (смеётся).

Кстати, именно в кризис приходят философские мысли, а зачем я вообще снимаю. Мне хочется нести в мир красоту. Хочется показать людям те замечательные места, которые они по-другому вряд ли увидят. Именно путешествия с фотоаппаратом помогают посмотреть на проблему культуры и ментальности другими глазами. Есть огромное количество стран с более бедным населением, но почему-то улыбающимся и носящим каждый день яркие одежды. А пока я снимаю, то и сама пытаюсь этому научиться. Носить счастье в себе, независимое от обстоятельств. По идеологии это похоже на занятия йогой, только с фотоаппаратом.



- Катя! Вы не просто спелеолог, вы - убеждённый путешественник. Какие города и страны из увиденных вы считаете наиболее фотогеничными?

- Мне тем интересней, приятней и результативней снимать фотокартинки, чем меньше они похожи на то, что я вижу в обыденной жизни. Непривычность сюжетов легче находит отклик в душе. Хотя я с этим в себе борюсь и стараюсь всегда искать необычное в обыденном, даже без камеры в руках. Этим летом у меня, наконец, состоялась долгожданная поездка в Санкт-Петербург. Давно хотела туда попасть, но всё откладывала: «Близко это, успею».

А в июне всё сложилось, и теперь я не могу нарадоваться, понравилось очень. Я молчала как партизан и не сказала ни слова о намечающейся поездке редакторам изданий, для которых я снимаю - боялась сглазить погоду. А ещё боялась разочароваться в «картинке», увидеть не то, что представлялось, боялась, что ожидания окажутся ярче и красочней реальности. Но все эти страхи быстро рассеялись, как только я попала в Петербург.

Я люблю снимать архитектуру. Маленькие цветные домики по берегам каналов. «Речной фасад» Питера сродни всем северным городам на воде, а паутина проводов над каналами как бы «очеловечивает» вид, давая понять, что это не просто красивый пейзаж для туристов, а город, в котором живут люди.

Я давно заметила, что гораздо легче и интересней снимать африканских старушек, чем родную бабушку. Экзотические места задевают, удивляют и восхищают вас-человека, и поэтому вам-фотографу становится понятно, что снимать, чтобы удивить и восхитить ваших зрителей. Я считаю, что умение непосредственно по-детски удивляться даже в обыденных ситуациях является неотъемлемым качеством каждого хорошего фотографа.

Когда-то известный киевский фотограф Олесь Бадьо поделился со мной простым и действенным советом - люди не осознают, что фотоаппарат может их снимать, когда фотограф смотрит в другую сторону. Я сразу же проверила - работает феноменально, даже с очень маленького расстояния... А ещё мне выражали зависть многие знакомые мужчины-фотографы, что я могу спокойно снимать всех девушек на улицах, без боязни познакомиться с кулаками их парней... А мужчин вообще просто снимать - достаточно им улыбнуться. Открытая улыбка - вообще универсальное средство репортажного фотографа.



Также желательно подготовить правильную «легенду» на часто задаваемый вопрос: «А зачем вы нас снимаете, и где можно будет увидеть фотографии?» Хорошо идут «некоммерческие» и неопределённые во времени ответы. Так, например, я часто отвечаю, что готовится выставка, к примеру: «Киев (Санкт- Петербург) глазами молодых фотографов».

- А когда будет?

- А кто его знает, когда деньги выделят. Материал копится разнообразный, может быть и вправду выставку устроить? Как организованные путешественники, мы спали мало, а посмотреть хотели побольше... Петергоф, Царское село - идеальные композиции придуманы за нас, успевай только кнопочку нажимать. А заодно и учиться у великих мастеров прошлого взвешенности и законченности их произведений. Обычно мы выходили рано и возвращались уже под утро, насмотревшись на разведённые мосты, целый день таская с собой зонтики, кофточки, курточки, шарфики в готовности к непостоянству местной погоды. При таком раскладе таскать целый день с собой ещё и штатив рука как-то не поднималась в первое время... О чём я нестерпимо жалела каждую ночь на набережной. Оказалось, что мне уже очень сложно получать эстетическое удовольствие от картинки, не имея возможности унести её с собой на матрице моего фотоаппарата.



Есть такая шутка про три ступени становления фотографа - на первой фотографу важно, чем снимать, на второй - что и как снимать. А на третьей ему уже ничего не важно - камеры даже не надо. Он видит картинку, знает, как её снять, и мысленной экспозиции в голове полностью достаточно для удовлетворения творческих амбиций.

Так вот в отсутствии штатива я пыталась «снимать» мысленно: выбирала место, ракурс, пробовала проанализировать композицию и идеальный уровень освещённости. Время позволяло - часов пять в сутки замечательно-синего «режимного» неба в период белых ночей дают возможность начинающему фотографу совершить свой долгий путь проб и ошибок. И когда же штатив-таки оказался у меня в нужное время, то я очень быстро и просто отсняла то, что меня интересовало.

- Катя, я видел ваши марокканские фотографии - они не похожи на обычные впечатления туристки. Вы были участницей какой-то специальной экспедиции в эту загадочную страну? Посетили какие-то «нетуристические» места?

- Мне очень понравилось в Марокко. Это была моя первая поездка после решения, что фотография для меня - это серьёзно. К тому же, это было первое путешествие с Nikon D80. Привезённый материал ещё больше укрепил меня в этом решении.



Стандартные туристические маршруты меня вообще слабо интересуют. В Марокко мы с группой спелеологов из Украины и России на автомобиле объехали почти всю страну. Там, кстати, было много возможностей испытать на прочность мой Nikon. И пустыня у нас на пути была, и влажный океанский климат во время зимних штормов, и, конечно же, подземные приключения.

В одном из них я свой аппарат чуть не утопила... Но ничего, просушили – почистили, и всё работает как новое. Хотя в момент, когда в экране неработающей вспышки, как в аквариуме, плескалась вода, я мысленно попрощалась с четырьмя сотнями долларов и надеждой привезти хорошие фото. Но к моему величайшему удивлению, многострадальная вспышка, окончательно высохнув, заработала и продолжает трудиться со мной до сих пор.



- Вы, по-моему, давно изучаете испанский язык, помогло ли это в путешествии? Что за странный для непосвященного выбор маршрута, кем был Святой Иаков? Кстати, несколько лет назад вы одержали какую-то победу в Севилье, не так ли?

- Святой Иаков (по-испански Св.Сантьяго) был один из апостолов, покровитель путешественников. После его гибели друзья положили останки святого в лодку и отправили в путешествие по океану. Лодка приплыла к берегам Испании, а на месте захоронения останков святого был основан город Сантьяго-де-Компостела.

Паломничество в него является одним из трёх важнейших христианских паломничеств. Но нашу группу в большей степени привлекал не религиозный аспект, а 900 км интересного веломаршрута через Пиренеи и ещё пол-Испании. Удивительная природа, простые деревушки, старинные приюты для паломников - это была действительно уникальная поездка, и я мечтаю её повторить.

Возможно, именно из-за знания языка мне было так комфортно (испанская глубинка вообще не владеет английским), к тому же Испания - моя любимая страна, где я была уже много раз.



А в 2006 году в рамках Чемпионата мира по неолимпийским видам спорта в Севилье был проведён Чемпионат мира по спелеотехнике, и там мне удалось «отбороть» две золотые и одну серебряную медаль из трёх разыгрываемых комплектов. Это были первые официальные всемирные спелеосоревнования. Украинская команда выступила очень достойно, увезя на троих восемь медалей. Вторую половину медалей увезли россияне, почти ничего не оставив «буржуям».

- Я слышал о вашем нестандартном путешествии в Израиль. Вы участвовали в каком-то общественном проекте? Там тоже есть пещеры и спелеологи?

- Впервые в Израиль нас (известного украинского спелеолога Юрия Касьяна и меня) пригласило местное спелеологическое объединение «Сарма» как инструкторов для проведения семинара по спасательным работам в пещерах. В Израиле есть очень интересные спелеообъекты, в том числе, и в соли вокруг Мёртвого моря. Правда, природоохранное законодательство этой страны запрещает посещение почти всех пещер. Даже специалисты должны писать заявку и ждать разрешения. Но понятно, что спелеологи всё равно ходят и исследуют...



Большинство занятий пришлось проводить на скалах, в каньонах. А в самом начале семинара мы с Юрием продемонстрировали свой опыт, организовав спасение автомобиля одного из спелеологов, скатившегося накануне в кювет...

- «Фотография - дело тёмное», - гласит известный афоризм из старой популярной книги огоньковских фотографов Копосова и Шерстенникова. Современная «оцифрованная» молодёжь уже не улавливает юмора этих строк. А вам приходилось печатать фото при волшебном красном фонаре в романтической обстановке?

- Мой папа снимал для семейного альбома «Зорким-4». Мне приходилось, правда, в детстве, наблюдать за таинством проявления отпечатков. Семейные легенды до сих пор хранят предание о том, как 10-летняя любопытная я открыла чёрную круглую коробочку с вопросом: «Па, а что тут?» В коробочке всё засветилось, дверь ведь я тоже не закрыла. В сознательном возрасте я снимала «Зенитом», потом на другие плёночные камеры. Но проявлять и печатать материал отдавала в лабораторию. Но, когда в лучшей киевской лаборатории, мне несколько лет назад пересветили шикарные слайдовые плёнки, предоставленные National Geographic специально под экспедицию, и на которые я две недели снимала под землёй в самых экстремальных условиях, я решила с плёнкой «завязать». Я полгода от расстройства вообще не снимала, а потом купила свой цифровой Nikon.

С ним всё стало проще, оперативнее. Раньше, снимая на плёнку, я часто не вписывалась в редакционные сроки. Бывало - проявляешь, отбираешь, сканируешь, обрабатываешь... Когда всё это сделаешь, иногда оказывается, что материал твой уже никому не нужен - устарел...



- Катя! Вы яркая интересная личность, а выбрали для самореализации такую закрытую и тёмную сторону планеты как подземный мир, почему?

- Спелеология - крайне многогранное занятие. Это и единение с природой, и дух первопрохождений, и спорт, и наука, и инженерно-технические моменты, и биология, и палеонтология, и психология, и педагогика..., и фотография опять же! И много чего другого - каждый может найти себе область по душе. А когда эта область окажется уже изведанной и поднадоевшей, можно попробовать что-то новое, продолжая заниматься всё тем же исследованием пещер, просто немножко в другом ракурсе. Спелеофотографы тоже могут выбирать специализацию - жизнь экспедиции на поверхности, быт местного населения, горы вокруг. Под землёй - люди в динамике, макросъёмка красивостей, съёмка больших объёмов, живая подземная вода...

Меня притягивает возможность пройти первой там, где ещё до меня никто не был, совершить хоть маленькое, но настоящее географическое открытие. В настоящее время это возможно только под землёй. Добавлю к этому, что у меня с самого начала под землёй как-то сразу стало всё получаться. А людям нравится, когда у них что-то получается. И я не исключение. Быть первой, лучшей - это засасывает, а потом держит... И ещё мне нравится преодолевать себя. Сквозь боль, слёзы, через «не могу». Есть у меня привычка бороться и побеждать в любых обстоятельствах.



После спелеоприключений любые мелкие «городские» неприятности не воспринимаются катастрофически. Ты знаешь, что можешь преодолеть то, чего не сможет подавляющее большинство людей. Причём не сможет, в большинстве случаев, чисто психологически. А ты можешь, и сам помогаешь другим. Один из полюсов спелеологии - это природа, а другой - люди. Работая вместе под землёй, сложно утаить что-то плохое о себе. Все и всё как на ладони. Деньги не играют никакой роли. Остаются только те, кому не стыдно за свою личность, желания, слабости. Общение с такими людьми - одна из наград за все вышеперечисленные трудности.

Вообще-то, спелеология - не единственное занятие, в котором я пытаюсь самореализоваться. Я много путешествую вне пещер. Пешком, на велосипеде, по Украине и за её пределами. Занимаюсь горными лыжами... Пишу статьи, ну и снимаю, конечно... Очень рада тому, что я не одна такая. Пещеры привлекают людей активных, небезразличных, любопытных. Не ленивых и лёгких на подъём.

- В июле 2009 года вы побывали на Международном спелеоконгрессе в Техасе, в очередной раз стали чемпионкой мира, расскажите об этом. Кстати, а какие фото-впечатления вы привезли из США?

- Было интересно побывать там, с другой стороны земного шара. Америка очень разнообразна. Далеко не всё соответствует уже сложившимся в нашем обществе стереотипам. Пищи для разума хватит не на один месяц. Правда, в этой поездке очень хотелось домой почему-то.

Очень понравилось отношение к природе на государственном уровне - национальные парки, законы, по которым они живут, финансирование этой области. И в качестве результатов такой масштабной программы ты реально можешь увидеть медведя (енота, лося, оленя, зубра и т.д.) в 10 метрах от себя...

Люди, с которыми мы общались, оставили очень тёплые впечатление и о себе, и о стране в целом. Но насколько те замечательные люди, спелеологи, похожи на типичного среднестатистического американца? В этом у меня есть большие сомнения.



- К сожалению, об успехах спелеологов редко пишут в газетах, ещё реже показывают по телевидению, расскажите о своей победе, чемпионкой в чём вы стали? Как проходили эти соревнования, в Техасе в июле ведь +45? Вы соревновались в пещере?

- Соревнования в пещерах запрещены этическим кодексом спелеолога, поэтому соревнования по спелеотехнике проходят обычно или на скалах, или на деревьях, либо же на искусственных объектах. В Техасе основное действо проходило в спортзале, поэтому от жары мы не страдали. В программе было три классических дисциплины: так называемый «контест» - прохождение 30 м верёвки на специальных зажимах (скорость) и 120м (выносливость), плюс SRT - прохождение разных технических элементов на скорость и правильность, таких же, какие нам приходится преодолевать в пещере. В этот раз соперников равных мне совсем не было, я побила все американские «мировые» рекорды 90-х годов и стала почти национальной героиней. Они действительно живут там на своём «глобусе» и про испанский чемпионат пока не слышали. Так что пришлось поехать и привезти им рекорды с «доставкой на дом».

- Катя! Техника и человек работают под землёй в экстремальных условиях, кто быстрее выходит из строя? Вы дипломированный инструктор-спасатель, приходилось ли применять свои знания на практике? Дайте, пожалуйста, советы своим коллегам-фотографам, только собирающимся снимать в экстремальных условиях.

- Да, мне приходилось, к сожалению, участвовать в реальных спасательных работах в пещерах. Это, конечно, колоссальный опыт, но я бы предпочла его не иметь. Именно поэтому Украинская Спелеологическая Ассоциация ежегодно проводит семинары по спелеотехнике для всех желающих, чтобы научить и максимально предотвратить любые аварийные ситуации. Пещеры, в отличие от гор, достаточно устойчивая среда, мы гораздо меньше зависим от превратностей погоды. Большинство происшествий в пещерах - это грубое нарушение спелеологом правил безопасности.

Технике, конечно, тоже приходится нелегко. Но я стараюсь поменьше думать о том, какую сумму денег я сейчас могу безвозвратно уронить в подземное озеро. Я отношусь без особого благоговения к технике, только как к инструменту. Хотя, конечно, слежу за всем аккуратно - вовремя сушу, вытираю, прочищаю. Для транспортировки в сложных условиях у меня имеется замечательный жёлтый чемодан Pelicase. И все мои три камеры, которыми я снимала под землей, до сих пор благополучно работают.



Основной совет желающим попробовать экстремальные формы активности - всегда в первую очередь старайтесь обеспечить свою безопасность. Фототехника - мелочь, упустил в пропасть - обидно, да, но это только деньги. Заработаете, купите новую. А вот если упустите в пропасть себя, такого шанса больше не будет. Прежде чем пытаться снимать что-то интересное - высокие горы, лавины, каньонинг, прыжки с парашютом, дайвинг... что там ещё бывает? Вы должны сперва чувствовать себя в этом виде деятельности как рыба в воде. Для вас должно быть естественным находиться в этой обстановке, вы должны знать про это всё и действовать на уровне инстинктов. И только когда это произойдёт, стоит отвлекаться на профессиональную фотосъёмку. Никакие фотографии, с моей точки зрения, жизни человека не стоят (я сейчас имею в виду спортивный, а не военный, фоторепортаж). И начинать именно поэтому стоит только с опытным инструктором.

Екатерина Медведева использует Nikon D80, объектив Nikkor 18-135, вспышка Nikon SB-800. Почему Nikon: практичность, надёжность, пыле-, влагозащищённость, возможность устойчиво снимать при минимуме света.

Выражаем благодарность Екатерине Медведевой за предоставленные материалы. Впервые статья была опубликована на сайте Nikon. В комментариях ждём ваших отзывов, и не забывайте добавлять нас в друзья.

Также читайте:
Владимир Гуздев. Интервью
Фильм, снятый на Nikon в Антарктике
Я | ФОТОГРАФ. Афанасий Маковнев. Интервью
Камера Nikon под землёй
Я | СНИМАЮ В ЖАНРЕ «АНИМАЛИСТИКА»

Tags: интервью, путешествие
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author