В сердце изображения! Лучшее о фотографии. (nikonofficial) wrote,
В сердце изображения! Лучшее о фотографии.
nikonofficial

Я | ФОТОГРАФ. Влад Минин. Интервью

Влад Минин - известный путешественник-экстремал, фотограф и журналист. На его счету - одиночная кругосветка, экспедиция на мотоцикле по Африке, автопробеги от Москвы до Камчатки и от Владивостока до Москвы, путешествие на велосипеде от Аргентины до Аляски. С камерами Nikon Влад познакомился не так давно, но, как он утверждает, всерьёз и надолго. О том, как снимать, путешествуя по экстремальным российским дорогам, и о многом другом Влад с удовольствием рассказал в интервью.



- Влад, как давно вы начали путешествовать и фотографировать?

- И то, и другое я начал в 2006 году. Тогда я приобрёл свою первую цифровую зеркальную фотокамеру и отправился в путешествие вокруг света протяжённостью 80 000 км. Та поездка была частью моего авторского проекта под названием «Motopeople», который я осуществил в сотрудничестве с журналом GQ - они-то и порекомендовали мне тогда прихватить с собой «зеркалку». Маршрут я прокладывал сам, и целый год, пока длилось путешествие, писал дорожные дневники для GQ. Съёмка от меня требовалась, как не трудно догадаться, репортажная, а потому никакого особого мастерства было не нужно - в таком деле важно просто нажать на кнопку в нужный момент. Так я начал фотографировать.




- После этой поездки вы активно продолжили не только фотографировать, но и путешествовать. Попались на тот самый «travel-наркотик»?

- На самом деле, путешествовать я стал не только ради самого путешествия или из желания что-то доказать самому себе, как делают многие известные путешественники. Я вдруг понял, что было бы интересно заняться приключенческими, мотивирующими проектами. Миссия моих экспедиций - мотивация людей на совершение поступков. Ведь рисковать может каждый! Все мои путешествия несут определённую социальную нагрузку. Например, «Motopeople» сопровождался исследованиями безопасности мотоциклистов в мире. Мотоцикл - наиболее уязвимый транспорт, он требует определённого к себе отношения, и далеко не во всех странах условия для езды на мотоцикле благоприятны. Каждый год мировую статистику ДТП пополняют тысячи мотоциклистов. Я хотел узнать и рассказать всем вокруг, насколько безопасно ездить на мотоцикле в различных странах, и тем самым пропагандировал безопасное отношение к мотоциклам.

А что касается фотосъёмки, я по природе своей репортёр: люблю снимать то, что происходит здесь и сейчас, вокруг меня. Беспокоюсь больше о моменте, чем о качестве снимка. Я стал знакомиться с разными цифровыми камерами, изучать законы фотографии, постепенно перешёл с «автомата» на ручную настройку... А потом даже стал зарабатывать фотографией!

- То есть, перешли из разряда любителей в профессионалы?

- Случилось это во время моего путешествия на велосипеде от мыса Горн до Аляски. Я нанялся фотографом-фрилансером в Министерство туризма Венесуэлы. Моя задача была сделать качественные снимки природы, которые помогли бы продвигать Венесуэлу как туристическое направление.



- Чья это была идея?

- Идея возникла у меня из того, что я увидел: в Венесуэле, стране с красивейшей природой, с фотографией дело обстоит неважно. Вот я и предложил свою кандидатуру. Дело было так: я в течение двух недель трижды прошёл подъём на Рорайму - это известная в Венесуэле столовая гора, расположенная в национальном парке Канайма, на границе Венесуэлы, Гайаны и Бразилии. Кстати, именно эта гора вдохновила Конан-Дойля на написание «Затерянного мира». Восхождение это довольно сложное, небыстрое, и меня оно вдохновило попробовать снять фотографии уже не в репортёрском, а журнальном стиле. У меня было достаточно времени, чтобы поставить на выдержку фотокамеру, посмотреть, открыта или закрыта диафрагма, а главное - я наконец-то прочёл инструкцию к фотоаппарату.

После того, как меня наняло министерство, я стал фотографировать национальные парки по всей территории Венесуэлы. Всё-таки, у фотографа есть одно большое преимущество: можно найти работу в любой точке мира. Так, например, эмигрировав в США (Влад Минин уже больше года живёт в Майами - прим. ред.), я тоже зарабатывал на жизнь фотографией, пока шёл процесс оформления документов - открыл там свою студию и довольно успешно вёл студийные съёмки.

- Но ведь США - не Венесуэла, там конкуренция в фотографии сумасшедшая! Не сложно было?

- Поначалу непросто, конечно. Начинал я работать с моделями фактически по бартеру - они были заинтересованы в том, чтобы бесплатно обновить портфолио, а я сделал портфолио себе как фотографу. Потом стал проводить коммерческие съёмки на фрилансе для журналов, работал дизайнером... Если вы знакомы с графическими редакторами и знаете азы дизайна, то работу можно найти всегда. Но, конечно, тот, кто хочет зарабатывать на жизнь фотографией, должен разбираться во всех новинках, работать с разными сайтами, продвигать себя.



- Расскажите подробнее о проекте «Motopeople». Неужели есть места для мотоциклистов опаснее, чем Москва?

- Конечно, есть! Например, Каир, Мехико, Дели... Москва по сравнению с этими городами девственно чиста на происшествия! Там люди гибнут на мотоциклах каждый день. И потом, везде дорожные правила различаются. В Колумбии, например, нельзя ездить на мотоцикле без светоотражающего жилета с номером мотоцикла, причём, номер должен быть указан и спереди, и сзади. А номера общественного транспорта, кстати, там должны быть размещены на крыше, чтобы можно было мониторить их с воздуха. Для меня задача этого проекта состояла в том, чтобы изучить все эти правила и перенять лучший опыт. Итогом стал новый проект «Paramoto», парамедики на мотоциклах, который был экспериментально внедрён на территории Москвы, и если он окажется успешным, то распространится и на другие крупные города.



- Вы не считали, сколько объездили стран?

- Нет. У меня была и кругосветка, и путешествие через всю Европу, по Африке и Латинской Америке... и вот недавно - по России. В 2010 году я проделал «MINIпобег»: проехал на миникупере от Москвы до Ключевской сопки. До Владивостока меня сопровождали жена, дочка и собака, а дальше жена с дочерью улетели домой, и я продолжил путь с четвероногим другом до Петропавловска-Камчатского, а оттуда - 600 км вверх по тайге до Ключевской сопки. Я отправился в это путешествие для того, чтобы популяризировать туризм в России, хотел опровергнуть стереотип о том, что путешествовать по России на автомобиле сложно, и сделал это своим примером, пройдя этот длинный путь на таком «легкомысленном» автомобиле, с низкопрофильной резиной, не заезжая на трассы федерального значения, да ещё с женой и ребёнком. Если соблюдать определённые правила, то путешествовать по России безопасно. Нужно просто смотреть правде в лицо, а не пытаться играть в ковбоев!

В том же году у меня был еще один проект - «Аляска в стране чудес», путешествие от Анкориджа до Берингового пролива на снегоходе. Там ведь нет дорог. Это был очень экстремальный проект при очень низких температурах. Он был осуществлён при поддержке Русского географического общества, членом которого я являюсь. Моей задачей был поиск русских артефактов, оставшихся от колонизации Аляски, которая, как известно, начиналась с севера. Я посещал основанные русскими деревни, в которые можно добраться только на самолёте, а я сделал это на снегоходе, чем шокировал всех.



- И много на Аляске осталось русских артефактов?

- Там остались русские церкви, а ещё встречаются люди с русскими именами и фамилиями, которые, конечно же, не знают ни одного слова по-русски.



- А эти люди что-нибудь знают о российской Аляске?

- Конечно! Шутят даже, что эта земля и сейчас, видимо, российская, раз в Штатах до неё никому нет дела. Впрочем, российский север в этом смысле не лучше. Ведь туристический у нас только юг, где строят былинные деревни и носят для туристов кокошники. А на севере нет туризма, активность только летом, когда нерест или добыча золота, а зимой там всё абсолютно вымирает. Люди из-за этого переживают. Но зато там всё настоящее, а не туристический китч.




- Расскажите о путешествии, которое вы проделали летом 2012 года. В тот раз вы выбрали уже менее легкомысленный автомобиль...

- В мае 2012 года я отправился в автопробег из Владивостока до Москвы на джипе Toyota Devolro, который был сконструирован в Майами специально для этого проекта. Путешествие мне помог осуществить партнёр - компания William Lawson's, а моим фото-партнёром впервые стал Nikon. Я проехал 14 городов и множество деревень, в которых встречался и общался с местными жителями. Задачей этого путешествия для меня был поиск в России настоящих мужиков.



- А что, по-вашему, отличает настоящего мужчину?

- Я сформировал для себя три принципа: умение постоять за себя и свою семью; умение содержать свою семью без того, чтобы женщина работала, и быть готовым к риску и приключениям. К настоящему риску - пойти на медведя, например! Во время этого путешествия я останавливался в городах, выступал на телеканалах, писал репортажи в каждом городе. Останавливал мужиков на улицах, разговаривал с ними. К сожалению, сегодня в крупных городах мужчины совмещают женскую и мужскую функции.

- Это как?

- У нас априори считается, что мужчина должен быть добрым, заботиться о детях, нянчиться с ними, хорошо выглядеть, быть модным.



- По-вашему, мужчина не должен быть добрым?

- Специально - не должен. В первую очередь, мужчина должен уметь постоять за себя. А у нас мужчины - только топни, и все уже испугались до ужаса. А потом они жалуются: мол, жёны упрекают их в том, что они ни на что не способны. Наши женщины просто слишком сильно идут впереди. Они говорят, что настоящие мужчины перевелись, а мужчины считают, что перевелись они именно из-за того, что женщины их опережают. Женское счастье - вдохновлять мужчин на подвиги. Я в деревнях встречал суровых мужчин, возможно даже слишком суровых, но зато они откровенные, прямые, на них можно положиться, они содержат свои семьи, от них пахнет мужиком. Мужчина - это, прежде всего, сила. Вожак!




Путешествуя по российским деревням, я снимал портреты этих настоящих русских мужиков, и в июле в Москве прошла моя персональная выставка «Россия без прикрас. История в лицах». Мне хотелось, чтобы городские люди посмотрели на Россию иными глазами.

- Давайте всё же вернёмся к вашим «10 000 милям». Как вам работалось с Nikon?

- Это, повторюсь, было моё первое путешествие с Nikon, всё организовано было очень оперативно, и спасибо за это компании Nikon. С собой я взял камеры Nikon 1 J1 и Nikon D800. Nikon D800 - революционная камера! В Америке, скажу вам, за ней были очереди в магазинах! Я очень рад, что стал одним из первых в США обладателей этой замечательной камеры. До этого у меня был Nikon D3s и полный спектр оптики NIKKOR.

Впервые я начал работать с Nikon, когда открыл в Майами свою фотостудию. Мне просто понравилась философия этой компании. Вот, скажем, что лучше, «Мерседес» или «БМВ»? Для меня - «БМВ». Почему? Трудно объяснить, это на уровне внутреннего восприятия, энергетики, если хотите. Nikon мне ближе других компаний, хотя у любой техники есть как свои преимущества, так и недостатки.



- Чем вам так понравился Nikon D800?

- Прежде всего, тем, что в небольшой, в общем-то, камере помещается 36 мегапикселей. Я работаю с цифровым дизайном, поэтому для меня важен материал. 36 мегапикселей дают возможность тонкой настройки фото. Я снимаю в формате RAW, файлы большие, а потому очень удобно то, что я могу настраивать, редактировать, ретушировать и т.д. Кроме того, камера снимает отличное видео Full HD, в ней есть специальные функции для видеографики. Она позволяет профессионально снимать - ролики, документальные фильмы, видеоклипы. То есть, получить настоящее cinema-качество за относительно небольшие деньги, потому что снимает эта камера как та, что стоит десятки тысяч долларов. Конечно, в Nikon D800 меньше тонкой настройки, но интересы видеографов соблюдены - много аксессуаров, есть функции удобного доступа к записи видео, функции управления звуком... Всё очень удачно реализовано, и при съёмке видео можно добиться изначально хорошего качества, а не в постпродакшене. Плюс маленький корпус - это тоже немаловажный фактор. Форма и эргономика отличные - камера очень удобно лежит в руке.

- Не сложно было переучиваться после конкурентов? Ведь там всё в другую сторону крутится.

- Переучиваться, конечно, пришлось, но биомеханически камера Nikon мне больше подходит: все пальцы находятся в нужном месте в нужное время. Не составила, в общем, для меня труда навигация. Недавно я продал свой Nikon D3s и купил Nikon D4. Решил, что буду использовать Nikon D800 для коммерческой, пейзажной и архитектурной фотосъёмки, которая требует большого количества информации на снимках, а для съёмок в стиле «экшн» буду пользоваться Nikon D4, ведь она позволяет делать 12 кадров в секунду, у неё очень энергоёмкая батарея (держит не хуже Nikon D800), отличный затвор - инновационный, сделанный из углеволокна. Это профессиональная репортёрская камера, идеальная для всякого рода экстрима. Ведь невозможно ехать быстро по бездорожью: один мотоцикл нужен для асфальта, другой - для бездорожья. Так и с камерами - их нужно иметь как минимум две. Nikon D4 - это шедевр ещё и потому, что камера эта очень светочувствительная, на неё можно снимать ночью - до 2000 ISO вообще нет шума, а ведь это очень важно для репортажной съёмки. Такую картинку не получишь больше ни одной камерой.



- Какая у вас оптика?

- У меня есть объективы AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II, AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED, AF-S NIKKOR 14-24mm f/2.8G ED, fish eye. Был также AF-S NIKKOR 16-35mm f/4G ED VR, но с ним не сложилось. Все объективы с максимальной светочувствительностью. Вообще, я считаю, что хорошая оптика - это первое, во что стоит инвестировать средства, если хочешь делать профессиональное фото.

- В чём главная сложность съёмки в экстремальных условиях ваших путешествий?

- Самое страшное - это тряска и пыль. А я люблю пыльные места. D4 и D800 -пылеустойчивые камеры, но приходится менять объективы. К этому нужно внимательно относиться, иначе вся съёмка пойдёт коту под хвост, если на снимках окажется много пыли. Вибрация тоже вредит матрице. Поэтому я никогда не кладу камеру на жёсткие поверхности - в автомобильном путешествии она должна находиться рядом с фотографом.



- Есть ли у вас авторитеты в фотографии?

- Питер Лик - австралийский фотограф, который нравится мне тем, что сделал из фотографии очень правильный, творческий бизнес. Он занимается пейзажной съёмкой, фотографирует на среднеформатные камеры и делает такие прекрасные картинки, что немедленно хочется их купить. Его работы стоят тысячи долларов, они печатаются на специальной бумаге, автор много времени тратит на подготовку к печати и делает только эксклюзивные серии. Мне нравится, как этот человек подошёл к делу! Его работы можно видеть в самых дорогих местах, в частных коллекциях. Мне в меньшей степени симпатичны документалисты, папарацци. Военных фотографов я вообще не понимаю. Люди должны заботиться о позитиве. А всё это подсматривание, как я считаю, не есть творчество. Может, оттого, что меня в детстве научили, что подсматривать нехорошо.



- Вы у кого-то учились фотографии?

- Можно сказать, что я освоил её опытным путём. Прежде чем открыть фотостудию, я просматривал интерактивные уроки фотографа и шоумена Скотта Келби. С ним, кстати, давно сотрудничает американское отделение Nikon. У него даже есть своё шоу, посвящённое работе с Nikon. Он ездит по миру с тренингами, у него вышли бестселлеры о том, как начать фотографировать. Всё очень просто и понятно - и для тех, кто хочет работать в студии, и для тех, кто хочет снимать свадьбы. Там, в Америке, вообще всё просто и понятно, по принципу «возьми и сделай», для всех!



Выражаем благодарность Владу Минину за предоставленные фотографии. Материал был опубликован на сайте Nikon. В комментариях будем ждать ваши отзывы об интервью. И не забывайте добавлять наш блог в свою френд-ленту.

Также рекомендуем:

Я | ФОТОГРАФ. Андрей Шапран: «В фотографии очень важна удача»
Я | ФОТОГРАФ. Федор Юрчихин
Я | ФОТОГРАФ. Татьяна Шкондина
Я | ФОТОГРАФ. Cергей Максимишин
Я | ФОТОГРАФ. Виктор Лягушкин

Tags: интервью, путешествие
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author