В сердце изображения! Лучшее о фотографии. (nikonofficial) wrote,
В сердце изображения! Лучшее о фотографии.
nikonofficial

Я | NIKONPRO

У амбассадора Nikon мэтра спортивной фотографии Роберта Максимова “говорящих” снимков за всю карьеру накопилось не на одну книгу. Фотограф показал несколько дорогих ему фотографий и рассказал, при каких обстоятельствах они были сняты.

Автор: Роберт Максимов

Камера: Nikon F

Объектив: NIKKOR-Q 200mm f/4

Фокусное расстояние: 200 мм


“1973 год. В Минске проходит знаменитый матч по легкой атлетике между сборными СССР и США, который приравнивался к Чемпионату мира, так как туда съезжались все-все звезды. Американец вышел на старт, пошел дождь, и наш тренер Виктор Ягодин встал с зонтиком рядом с ним. Позже этот кадр вышел на обложке «Легкой атлетики», потом его хотели купить американцы… Словом, это был очень востребованный кадр”.


Камера: Nikon F3

Объектив: AF-S NIKKOR 400mm f/2.8

Диафрагма: f/2.8



“Олимпийские Игры в Нагано, лыжная гонка на 10 км. Все спортсмены пробежали, а лыжник Филип Бойт был последним. Один спортивный бренд взял его на сборы, чтобы подготовить к гонке и выпустить в своей экипировке — это был чистой воды коммерческий проект. Спортсмен прибежал на финиш минут через 15 после последнего лыжника. Все ушли, кроме легендарного Бьерна Дэли: он стоял на финише в одиночестве и ждал. Когда африканский спортсмен, наконец, пересек черту, чемпион его встретил и подбодрил. Трибуны ликовали: это был очень трогательный и спортивный жест!”



Камера: Nikon F3

Объектив: AF-S NIKKOR 400mm f/2.8 с конвертером 1.4

Диафрагма: f/2.8



“Это снято на пленочный Nikon F3 в 1998 году, на пленку Kodachrome, которую тогда проявляли только в Лос-Анджелесе. Херманн Майер — многократный олимпийский чемпион по прозвищу «Херминатор». Я получил задание редакции снять его во что бы то ни стало — тогда практически ни у кого в Советском Союзе, а потом и в России, не было кадров с ним. Приехал на соревнования, получил аккредитацию, забрался на склон, вместе с другими фотографами стал ждать: долго никого не было, затем показался вертолет. Мы поняли: что-то пошло не так. Это было грандиозное падение Майера на скоростном спуске: его развернуло, он вылетел через две сетки… Многие опытные горнолыжники тогда сказали, что после такого падения спортсмены на старт не выходят. Расстроенные, мы все покинули трассу и уже в пресс-центре услышали новость: завтра Херминатор будет выступать на Super-G! Рано утром мы сели в автобус, однако вскоре стало понятно, что из-за пробки мы опаздываем, а правила для прессы на соревнованиях достаточно жесткие: ты должен снимать только с той точки, которую для тебя определил шеф-фотограф. Чтобы попасть туда, надо сойти с подъемника выше по трассе и быстро спуститься на позицию. Самое главное: ровно за час до старта трасса закрывается… Когда мы поняли, что у нас в запасе всего 15 минут, мы остановили нашего водителя и пустились к трассе бегом. Получили пропуски и решили подниматься до точки пешком: на подъемник уже не успеть. А это километра полтора вверх, в гору, со всем оборудованием, по глубокому снегу вдоль ледяной трассы. Было очень тяжело: 20 кг железа на себе, снег под ногами, кислорода не хватает, пульс запредельный. Метров через 400 остановились французские фотографы, еще через 200 метров отстали итальянцы. Я остался один. Но ведь я приехал сюда за этим кадром! Плюс меня, как бывшего спортсмена, охватил азарт, я просто не мог сдаться. Мой путь занял 45 минут, причем последние метры я шел так: проходил 5—10 метров, останавливался, дышал, чтобы успокоить пульс. Перед финальным «рывком» дал себе 10 минут отдыха. Когда добрался на позицию, стоявшие на точке коллеги-фотографы сильно удивились: откуда я взялся? До сих пор никто мне не верит, что я дошел туда сам. Один из этих снимков Майера я сделал в тот день, второй — чуть позже. Для меня эти кадры — напоминание о преодолении, о том, какой ценой иногда приходится добывать заветный кадр”.



Камера: Nikon D4S

Объектив: AF-S NIKKOR 200-400mm f/4G ED VR II

Диафрагма: f/5.6

Выдержка: 1/2000

ISO: 1250

Фокусное расстояние: 400 мм



“Олимпиада в Сочи. Биатлон. Француз Мартен Фуркад. Была очень неприятная погода, страшный снегопад, спортсмен выходит на стрельбище. Фотографов там близко не подпускают, снимать приходится издалека. Но я обратил внимание, что в этом месте биатлонисты пробегают мимо олимпийских колец, и спланировал такой снимок. Это 400 мм с конвертером, и что важно — сработал автофокус. Что, как вы знаете, в такой снегопад практически невозможно, но на этом кадре все удачно совпало — и фокус, и кольца, и борьба”.

Камера: Nikon D4

Объектив: AF-S NIKKOR 400mm f/2.8E FL ED VR

Диафрагма: f/3.5

Выдержка: 1/1000

ISO: 2000

Фокусное расстояние: 400 мм



“2004 год, Олимпийские Игры. Я снимал легкую атлетику, предварительные забеги. Сфотографировав всех лидеров, начал просматривать протоколы и заметил, что в последнем забеге участвует спринтер из Ямайки. А все знают, что ямайские спортсмены здорово бегают — решил снять и его тоже. Тогда он в финал не попал, однако через четыре года выиграл первую олимпийскую медаль в Пекине — это был Усэйн Болт”.



Камера: Nikon D4

Объектив: AF-S NIKKOR 200-400mm f/4G ED VR II с конвертером

Диафрагма: f/4

Выдержка: 1/1000

ISO: 2000

Фокусное расстояние: 550 мм


“2012 год. Разница с первым снимком в восемь лет, за которые Болт «пробежал» выдающуюся спортивную жизнь и подкорректировал историю легкой атлетики”.



Камера: Nikon D3

Объектив: AF-S NIKKOR 300mm f/2.8G ED VR II

Диафрагма: f/2.8

Выдержка: 1/640

ISO: 1600

Фокусное расстояние: 300 мм


“Первый кадр я сделал лет 12 назад на юношеских соревнованиях по теннису: мальчик с отцом наблюдали за игрой. Я заметил их с площадки, быстро поменял объектив на 300 мм и сделал снимок. Долгое время фотография лежала у меня без дела, но она мне очень нравилась — настроением, эмоцией, светом. Кадр вышел удачный и именно такой, каким я его увидел, тут нет ни капли фотошопа”.


Камера: Nikon D5

Объектив: AF-S NIKKOR 200-400mm f/4G ED VR II

Диафрагма: f/4

Выдержка: 1/1250

ISO: 5000

Фокусное расстояние: 200 мм



“Чуть больше года назад позвонил мне отец с этого снимка, Станислав, и спросил, не хочу ли я сделать фотографию с продолжением: он видел снимок, и он ему тоже очень понравился… И вот на последнем Кубке Кремля я встретил его после очень сильного матча: играл наш Александр Бублик с испанцем. И спросил отца, где же его сын? Он заулыбался — оказалось, его сын и есть Александр Бублик. Для меня это стало полной неожиданностью, я совершенно не сопоставил мальчика с фотографии с молодым двухметровым теннисистом!”

Tags: История одного снимка, Спорт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Я | ИДУ В NIKON SCHOOL

    Мы приглашаем фотографов России на интереснейшие бесплатные семинары в Nikon School в ноябре! Это отличный повод узнать о фотографии и фототехнике…

  • Я | NIKON DAY

    Масштабный праздник для любителей фотографии Nikon Day уже состоялся в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. А 18 ноября мероприятие пройдет в…

  • КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

    Джордж Раймонд Лоуренс (George Raymond Lawrence, 1868—1938) — один из самых знаменитых фотографов, работавших в области панорамной фотографии,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments